Алексей Захарченко: Нет неразрешимых проблем

Быть спасателем – это кропотливый и упорный труд. А ещё — постоянная работа над собой: совершенствование знаний и тренировка навыков, ибо цена этих умений – человеческая жизнь. В преддверии профессионального праздника – Дня спасателя — мы беседуем со спасателем 1 класса куйбышевского поисково-спасательного отряда Алексеем Захарченко.

– Алексей, скажите, как вас угораздило в спасатели?
– От знакомых услышал, что набирают отряд. Пришел, написал заявление, мне позвонили. Прошел учебу и стал работать. Форма — это было красиво, а помогать людям – благородно.

– А не было мысли о том, что это ещё и опасно?
– Честно вам скажу: здесь работают люди, которые несут службу не ради денег. Каждый из парней нашел себя в жизни, и главное для них — помогать людям.

– Я где-то вычитала, что девиз поисково-спасательных формирований гласит: «Спасатель — и один в поле воин». Ваш 13-летний опыт подтверждает это утверждение?
– Мы учимся справляться с трудностями и в одиночку. Но всегда работаем в паре. Кто-то должен быть на страховке.

– Нарисуйте в двух словах портрет спасателя, какой он?
– Наверное, рассудительный, уравновешенный и адекватный в общении.

– Известно, что большинство спасателей владеют сразу несколькими специальностями: водолаз, газоспасатель, альпинист, парашютист, водитель… Какова ваша специализация?
– У нас основная профессия — спасатель. Потом идут уже дополнительные профессии. Все без исключения мы проходим медицинскую подготовку. Мое направление – вода. Я водолаз, лодочник. Но, тем не менее, видите, я на смене, хоть воды у нас зимой нет.

– Говорят, что именно первые спасательные операции помнятся особенно чётко. Есть ли случай, который остался в вашей памяти навсегда?
– Бывают всякие случаи, но мы стараемся их в памяти не хранить. Они и так все не забываются. У нас методика такая есть — если побывал на каком-то сложном случае, то потом садимся с напарниками и обсуждаем. Если думать об этом, и все носить в себе, то человек просто сгорит, не сможет работать.

Психологическая разгрузка обязательно должна быть. Мы обязаны сохранять спокойствие и адекватно разговаривать с людьми. А люди иногда и кричат, и оскорбляют… Так что, если что-то накипело — посидели, поговорили, сняли стресс. Своего рода релаксация.

– А бывают странные случаи в вашей практике?
– Однажды был звонок: «Помогите, мой друг голову засунул в дупло и не может выбраться». Мы вылетаем — экстренная ситуация, человеку плохо! Приезжаем по указанному адресу, а там ни одного дерева нет. Спрашиваем у мужчины: «Вы звонили? Где пострадавший?». Он нас заводит в палисадник, где стоит одинокий пенек, и мы понимаем, что перед нами — неадекватный человек. Он реально разговаривал с пнем, как будто кто-то в нем был. Пришлось вызвать ему «скорую».

– Говорят, что курс первой помощи всегда начинается с фразы: «Оглянитесь и посмотрите, не угрожает ли опасность вам: если угрожает – не рискуйте». Как вы поступаете в таких случаях?
– Происходят такие ситуации, когда есть реальная угроза жизни человека. Но, несмотря на опасность, начинаешь его спасать, потому что если не ты, то кто? Это называется оправданный риск. Я считаю, что это нормально. Мы для этого здесь и находимся, чтобы прийти на помощь в сложной ситуации.

– Что вы считаете залогом успеха спасательных операций?
– Своевременность, быстрое реагирование. Но люди, попавшие в беду, порой сами совершают ошибки. Например, человек засунул ногу в решетку, и вместо того, чтобы побыть неподвижно и дать возможность спасателю сделать свою работу, начинает пытаться выбраться сам. И чем он больше начинает делать движений, тем больше травмирует себя. А чем больше он себя травмирует, тем доставать его тяжелее.

– Мне кажется, у людей вообще мало развито чувство самосохранения.
– Многим мешает излишняя самонадеянность. Почему начинающий токарь или плотник никогда не поранит себе палец? Потому, что он осторожничает. Травмируется в основном человек со стажем. Потому что не соблюдает технику безопасности. Он считает, что с закрытыми глазами все сможет сделать. Нужно не терять бдительности и беречь себя. Не зря к любой технике есть инструкция по применению.

– Потеряете ли вы надежду в безвыходной ситуации?
– В жизни не бывает безвыходных ситуаций. Безвыходная ситуация — только смерть. Сейчас молодежь у нас, если что-то не получается, сразу опускает руки. А этого ни в коем случае делать нельзя. Взять хотя бы сломанный карандаш. Как его наточить, не имея ничего под рукой? Надо посмотреть: вдруг где стеколка отыщется – ею можно и подстрогать. Так же и в любой другой ситуации. Нет неразрешимых проблем, надо просто подойти к ним правильно.

– А вы всегда были таким мудрым или это вас служба научила?
– Мы все такие мудрые, просто об этом не подозреваем.

– Не могу не спросить о том, как относятся к вашей профессии близкие? Беспокоятся за вас?
– Близкие прекрасно понимают, где мы работаем, и всегда переживают. А как иначе? Это наши тылы. Ты знаешь, что о тебе думают, переживают, ждут… И это самое главное в любой работе.

– В детстве вы были примерным мальчиком или хулиганом?
– Хулиганом. И я считаю, что это нормально. Как говорится, в тихом омуте черти водятся. Все нормальные мальчишки и девчонки – все проказники.

Раз в три года проходим тесты на профпригодность. И там есть вопрос: воровал ли ты в детстве? Все в первый раз пишут «нет». Ну как нет? Все мы в детстве у бабушки воровали что-нибудь. Например, в огород пошел, там ягодки, а тебе баба не разрешает, потому что завтра она их будет собирать и делать из них варенье. Но ты же все равно сорвешь хоть немного.

– Что бы вы сказали себе 18-летнему?
– Я бы сказал: учиться надо было, учиться и учиться.

– Как проводите свое свободное время?
– На природе. Люблю рыбачить, особенно, когда с ночевкой. Приехал, поймал рыбку, вытащил, почистил, приготовил, съел. Тишина, фонарик, комары… прикольно! Мегаполисы не для меня. А природа – это здоровье. Возвращаешься полным сил. Любим на лыжах покататься всей семьей. Свежий воздух, шашлыки, общение…

– Кроме лыж, какой вид спорта предпочитаете, и чем он вас привлекает?
– Шахматы. В детстве родители собирались тремя, четырьмя семьями, играли в шахматы и нас учили. Раньше и лото было. А сейчас даже не знают, что это такое. Биатлон смотрю, хоккей, как все нормальные мужики.

– А какое ваше любимое время года?
– У природы нет плохой погоды. Летом можно сходить по грибы, по ягоды, на рыбалку и просто выехать в лес отдохнуть. Посмотреть закат, какой он красивый, посидеть в тишине. Зимой своя благодать. У каждого времени есть свои преимущества.

– Вы читаете книги?
– Мы читаем книги, и много читаем, но все они по профессии. Художественную литературу я не читаю. Честно сказать, я такой человек, что мне лучше что-то поделать, сконструировать, помастерить.

– А что вы умеете делать?
– Спасатели умеют делать все. На рабочем месте все сделано нашими руками. Если что-то мы не умеем, то разбираемся и делаем. Мы можем и обед приготовить. Когда мы уезжаем в лес, нам приходится готовить самим. И дома, когда ты пришел со смены, отдохнул, приятно семью ужином накормить. У меня нет любимых блюд, я готовлю все, что захочу.

– Что не смогли бы простить другу, близкому человеку?
– Я об этом даже не задумывался. Будет ситуация — будем решать.

– Что хотели бы пожелать коллегам в преддверии профессионального праздника?
– Есть хороший тост: «Давайте за чётность!». Чтобы сколько раз ушли на задание, столько раз и вернулись. Сколько человек уехало вместе, столько и приехало вместе назад. Одно слово – «чётность»: туда и обратно. И этим все сказано.

Алексей Захарченко, спасатель

Вам приходить звать спасателей на помощь?

Еще по теме:

Сергей Найверт: В полиции не должно быть равнодушных

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

About Author

One Comment

  1. И никто даже и не в курсе, что на территории хим.завода, вот уже более 40-ка!!! лет, располагается военизированный газоСПАСАТЕЛЬный взвод, со штатом 30 человек. Там тоже несут службу аттестованные СПАСАТЕЛИ. Но их никто и никогда не поздравляет с Днём спасателя, ведь они не навиду.

Leave A Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *