Осень. Герань

Осень, как всегда, наступила неожиданно.Вдруг задуло, закружило, задождило.

Еще чуть-чуть и снег выпадет.

Заплакали, затосковали цветы на клумбах.

— Все, последние денечки доживаем.

Ирисам, пионам, тюльпанам  — тем хорошо. Они листья сбросят, под снегом спрячутся и сберегут свои клубни до весны. Придет тепло, а они тут как тут.

А что городским неженкам делать?

Вот герань из дома привезли, где она испокон веков на окнах стояла. А сейчас пошла мода ее на лето на дачу возить.

Оно, конечно, хорошо. Радуется герань лету. Расцветает пышным цветом. Только вот к осени совсем не приспособлена. Городская она,  комнатная жительница. Вот и тут, сидит на грядке и переживает: «Столько бутонов набрала, а ветер такой холодный, что не ровен час на следующее утро и не проснешься больше»

Загрустила  герань, заплакала.

Соседи дачные, видя ее горе, даже поддержать не могут. Понимают, что конец цветку пришел.

Потому что давно никто на дачу не ездит. Стоит дом пустой, тоже как птица нахохлился, к зиме готовится. Домик — то тоже летний. Тяжело ему, как и герани, зиму пережить.

В последний день сентября, когда герань всякую надежду выжить уже потеряла, и начинала тихонько засыпать, кто-то резко толкнул ее. Это лопата, громко откашлявшись, толкнула ее.

— Просыпайся. За тобой пришли. Я как раз помогаю тебе в другой дом перебраться.

— Как? Что? Куда?

— Куда — куда? Пока в пакет, а потом в городской горшок, — ответила лопата. Я разговор слышала. За тобой пришли, потому что ты память о какой — то бабе Луше. Потому тебя сейчас выкопают и повезут в город. Там и перезимуешь. А все хорошо будет, так на следующий год увидимся»

Это были последние слова, которые услышала герань.

Очнулась она уже в большой и светлой квартире. Её новым домом стал керамический горшок зеленого цвета. Он так здорово подходил к ее еще изумрудным листьям, что герань даже засмущалась, почувствовав, что она очень даже хороша в этом новом пристанище. Не говоря уже про квартиру, где она оказалась. Большую, солнечную и зеленую. Потому что тут было очень много цветов. Самых разных. Таких герань ни разу не видела не только на даче, даже в своей жизни.

— Удивительно,  — обрадовалась герань. Я тут, я живая, я очень красивая в новом горшке. Это, наверное, какое — то чудо!

— Ты проснулась? — это хозяйка квартиры обратилась к герани.

— Да, это я тебя спасла. Случайно. А, может, и не случайно.

герань2— Ты знаешь, — у меня была бабушка Луша. Я с ней выросла. Она очень любила герани. Их было очень много в нашем старом провинциальном доме. Мне не нравился запах этих цветов, мне не хотелось  за ними ухаживать. А бабушка очень любила. Она говорила: «Герань — единственный цветок, который совсем не воображает. Дай лишь капельку любви,  и даже старое окно превратится в яркое и сказочное.

Тогда я этого не пониамала. А сейчас согласна с бабушкой на сто процентов. Потому не могу смотреть, как зимой герани замерзают на улицах. Их почему — то стало модно, как в Европе, высаживать в открытый грунт. Но там они легко переживают зиму, а у нас просто замерзают. Потому я хожу по клумбам и спасаю растения, которые вдруг попались мне на глаза. Мимо тебя я тоже не могла пройти. Тем более, что белый цвет моя бабушка особенно любила»

Через две недели герань зацвела. Белым и любимым цветом неизвестной ей бабы Луши.

Ей было очень комфортно в новом доме. В квартире, где было множество цветов, но где  для каждого у хозяйки находилось свое единственное и дорогое слово.

По утрам она проходила по квартире, с каждым растением разговаривала: кого-то просто поглаживала, с кого-то убирала пожелтевший листик, кому-то давала сладкую подкормку, кого — то ласково журила, что заспался и заленился.

Однажде герани приснилась баба Луша. Та самая, которую она никогда не видела. Старушка была так рада, что увидела на подоконнике белую герань. Она смотрела на нее и повторяла: » Моя любимая. Белая. Внуча, ты все помнишь. Ты все помнишь».  И нежно гладила ее зеленые листочки.

Герани показалось, что это был сон. Но почему — то прикосновение сухих длинных пальцев к своим листьям она очень хорошо помнит. И лицо, такое доброе, такое почему — то знакомое, тоже осталось в ее памяти.

Вы не верьте, когда говорят, что мир рядом — он неодушевленный. Это кто-то злой придумал. Тот, кто не хотел, чтобы люди знали , что каждый из них часть общей души. Вселенской души. Как цветок, как игрушка, как даже привычная и любимая табуретка.

Конечно,  не дело герани — рассуждать об устройстве мира. Она говорит лишь то, что знает и  чувствует.

Герань — это бабушкин цветок. Так раньше говорили.  Нет, теперь с этим утверждением белая герань не согласна. Почему бабушкин?

Он всехний, — так говорила маленькая девочка на даче.

И она очень права, это крошка.

Главное —  попасть туда, где любят цветы.

И не важно, будет это в саду или на городском подоконнике.

Хотя, конечно, хотелось бы чтобы и там,   и там.

Но это герань уже размечталась.

Однако, под ее портретом, который хозяйка любовно выложила в соц. сетях уже подписали:

«Герань — никакой не бабушкин цветок. Забудьте об этом.

Вот вам подтверждение:

В моем саду безумствует герань,

Горячая, как молодое пламя.

Вознесена могучими стеблями

Ее цветков рубиновая грань.

Безумствует герань в моем саду

Под синим галилейским небосводом.

Ей здесь давно дарована свобода

На все двенадцать месяцев в году.

Из плена невысоких потолков,

Из темноты подслеповатых окон

Она шагнула в этот мир широкий,

Где теплый дождь и тени облаков.

Прекрасен сад в предутреннюю рань,

И вижу я в новорожденном свете,

Как зажигает буйная герань

Пылающие факелы соцветий.

Григорий Брейгин

Ничего, что это про красную герань. Но тем не менее.

И герань счастливо дремлет на подоконнике.

До следующей весны.

Она никакакя не бабушкина. Она «всехняя»

Первоначально опубликовано в блоге Натальи Берязевой

А вам нравится герань?

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

About Author

Leave A Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

wp-puzzle.com logo