Отдали территорию вместе с людьми в Барабинске

Земельный участок с домом и живущим в нем человеком одна организация передала другой. Последней дом с человеком не нужен. Говорят, что дом снесут, а человека передадут городу. Такой переходящий приз получается.

Мало того, что у человека не было почтового адреса и прописки в доме. Теперь появилась перспектива потерять и сам дом. Забор, огораживающий территорию дома, уже снесли.

34 года живет Александр Мареич с семьей в старой конторе ОПМС-19 в Барабинске. Это барак с тремя отдельными входами. Поселили в него временно три семьи. Временное жилье превратилось в постоянное. Сейчас в доме остались только Мареич.

Александр Мареич,
житель дома на территории ОПМС-19:
Две семьи выселили — принудительно, через суд. У них не было документов. И на меня ОПМС подавала в суд – иск и кассацию. У меня были документы: решение профкома о предоставлении жилья и справка, что я стоял в ОПМС в очереди на получение квартиры. Поэтому я остался здесь.

Много трудностей пришлось преодолевать Александру Викторовичу, обустраивая свою жизнь на территории предприятия. Ранее наш сайт «Восемь плюс один» писал, что зимой ему приходится отапливать все квартиры. Уходит очень много топлива.

Смущало жильцов и то, что стоит дом прямо в центре ОПМС. С одной стороны щебень грузят, с другой — балласт выгружают. Напротив — заправка, рядом еще одна, постоянно тепловозы стоят. Благоустройства нет никакого: воды нет, поставить туалет нельзя.

В один момент Александр Мареич вместе со своей семьей оказался в изоляции от города. Все подходы и подъезды к дому перекрыли. В бетонном заборе, которая ограждена территория ОПМС, всегда было несколько ворот. Эти ворота перекрыли.

Жильцам приходилось проявлять изобретательность, чтобы пробраться к дороге в город. Жена с дочерью выбирались через лазейку, найденную между бетонных плит. Александр Викторович оборудовал небольшую лестницу и лазал поверх забора.

Приходилось жителям и на лодке плавать по двору, когда территорию затопило…

Но сейчас, похоже, настало время Ч. ОПМС уже практически не существует. Часть базы железнодорожного предприятия отдали восстановительному поезду, часть – НГЧ. Последняя передала земельный участок, на котором стоят барак и столярка, ПЧ-8. И забор, огораживающий этот участок.

Александр Мареич,
житель дома на территории ОПМС-19:
Я был загороженный. ПЧ все сорвали и поубрали. И я остался в чистом поле. Теперь передо мной — пути ДРСУ, само ДРСУ, райтоп. Говорю: покажите план, что северная сторона ваша, что вы имеете право забор снять. Пошел в НГЧ, там один кабинет, два человека сидят. Спрашиваю: «Сейчас я чей?». Отвечают: «Как бы наш, но мы вас будем передавать городу». Зачем тогда разгораживать, если будут передавать?

Александр Викторович сходил в прокуратуру на прием. По его словам, заместитель прокурора позвонил в дистанцию пути (ПЧ-8), там пояснили, что проводится реконструкция территории. Мареич взял бланк, намерен писать заявление прокурору.

Денис Пересумкин,
начальник участка производства новосибирской дистанции гражданских сооружений (НГЧ), барабинское отделение:
ПМС передала все имущество – земельный участок, строения, сооружения, заборы, краны — на баланс НГЧ. В том числе здание общежития, где проживает этот пенсионер. Мы передали подъездные пути, краны, вышки на баланс ПЧ. Будем передавать забор. База сейчас оптимизируется, часть объектов пойдет под снос, общежитие будет передаваться в город на баланс, вопрос рассматривается.

Сейчас на территории наводится порядок, переносится забор. Он не сносится, а ремонтируется, восстанавливается и смещается. А вокруг дома Мареич есть штакетный забор, это его территория. Если хочет себе сплошной забор, пусть городит, мы не обязаны его огораживать.

Дом, в котором живет семья, будет находиться за территории базы ПМС. База была большая. Сейчас в целях предотвращения хищения имущества с базы она огораживается до конца. Территория в таком количестве не нужна. Столярка и здание общежития в перспективе пойдут на снос.

Александр Мареич удивлен, что его жилой дом называют общежитием. Есть отдельный вход в каждую квартиру, состоящую из кухни и двух комнат. А общежитие – это здание с общим коридором. На что влияет изменение статуса, пока не ясно.

Будет ли город забирать себе дом-общежитие? Признавать его ветхим и включать в муниципальную программу переселения? Ответы редакция «Восемь плюс один» надеется получить от администрации Барабинска.

Стоит ли Александру Мареичу бороться за забор, или лучше сразу добиваться нового жилья?

Еще по теме:

Барабинцы живут среди шума и пыли

Семья в Барабинске изолирована от города

 

 

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

About Author

About Author:

Leave A Comment

Ваш e-mail не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo