Цирк дю Солей. Как стать звездой

Есть профессии, освоение которых требует особого таланта и врожденных способностей. Например, невозможно стать великой балериной, если нет природной гибкости. Или выдающимся музыкантом, если Бог не дал слуха. Но, даже имея талант, не всегда можно стать звездой. Потому что быть лучшим — это не только талант, это еще и упорный труд. До физического изнеможения и на грани человеческих возможностей.

Когда-то в детстве, когда наш земляк Виктор Маркин из маленького сибирского провинциального городка, начавший заниматься легкой атлетикой лишь в медицинском институте, стал Олимпийским чемпионом, казалось, что это невозможно. Однако, он еще неоднократно подтвердил свое мастерство и профессионализм. Но это все-таки легкая атлетика. А если цирк? Который до 16 лет ты смотрел только по телевизору? А в 20 уже выступаешь в прославленном на весь мир цирке дю Солей. Разве это возможно? Да, для паренька из Канады Луи Давида Симоно это стало реальностью

Школа English First пригласила артиста в Новосибирск, чтобы познакомить своих студентов с человеком, которому приходится работать в многонациональной команде, а также увидеть его грандиозный номер.

В Торгово-развлекательном центре «Аура», где выступал Луи Давид, было столпотворение как в настоящем цирке. Хорошо, что помещение многоярусное, и зрители смогли наблюдать великолепное зрелище с удобных позиций. За десять минут представления была разыграна сцена любви и разочарования, которая сопровождалась яркими трюками с падениями и балансированием на двух полотнах на шпагате. Артист работал без страховки. Зрители замирали, хлопали, ахали от волнения. Удивительная гибкость, виртуозное владение телом, неожиданные трюки.
Здорово! Это было общее мнение гостей «Ауры» в этот день

Разговор с Луи Давидом Симоно

— Луи Давид, это верно, что увлечение цирком началось очень поздно?

— Да, это так. Канада — хоккейная страна, все мальчишки сходят с ума по этой игре. Я же любил смотреть цирковые представления. Да, я пытался заниматься гимнастикой, но это было так, не очень серьезно. В 16 лет я сам уехал из дома учиться в цирковую академию. Один. Без всякой поддержки. Совсем пацан. И не пожалел. Раньше я с замиранием сердца смотрел за разными номерами воздушных гимнастов, они всегда мне нравились больше всего на свете, я думал, вот этот номер классный, но я бы сделал вот так. Это тоже хорошо, но здесь бы я изменил наклон и так далее . Я фантазировал и мечтал о цирке. А в академии нам дали свободу творчества. Да, были обязательные предметы: и жонглирование, и театр, и хождение по канату. Много всего.  Но я был верен моей воздушной гимнастике. Я очень много и с удовольствием работал. А к нам в академию постоянно приходят из цирка и выбирают тех, кто, как им кажется, сможет потом у них работать. Я как-то сразу попал в их поле зрения. Так что к окончанию академии у меня уже было постоянное место работы.

— У вас цирк с международным составом, более 20% — это выходцы из бывшего СССР. На каком языке вы общаетесь?
— Да, только в моем шоу работает команда, представленная 19 национальностями. Мой родной язык тоже французский. Конечно, мы говорим на английском. Это для нас язык общения. Мы устраиваем в цирке вечера своих стран, то есть приглашаем коллег в гости, кормим родной едой, рассказываем о Родине. Все только на английском. Хотя слова борщ, шашлык, салат оливье я могу уже сказать по — русски. Сейчас мне предложили поработать в России, я, конечно, займусь и русским языком. Я очень любопытный, но английский сегодня просто необходим. Вот и к вам я бы не приехал в гости, если бы хорошо не знал английский. А ведь Сибирь, Россия были моей мечтой. Я хотел побывать здесь. Мальчишкой я посмотрел документальный фильм про вашу страну, и она запала мне в душу. Мне было очень любопытно. И вот я тут. Просто здорово. Надо просто очень хотеть и все получится.
— Цирковая профессия — это что-то особенное?
Все профессии хороши, но именно цирк дает ощущение, что ты попадаешь в сказку. Где все возможно. Где случаются чудеса. Да, сидя в зале, оно так и есть. А вот создавать эту сказку, эту легкость, это волшебство — огромный труд. Труд до изнеможения, до невозможности встать после тренировки. И так каждый день. У меня всего один выходной. И хочется просто полежать, отдохнуть. Но нет. Я много, что люблю. Кататься на лыжах, на сноуборде, быть активным. И, возвращаясь к профессии, я горд, что могу подарить людям чудо. Многие не верят, что человек способен на такие трюки, они думают, нет, это невозможно. А я делаю это возможным.

— Ты участвовал уже более чем в 750 представлениях. Были ли те, что тебе особенно запомнились?
— Было интересно в вашей «Ауре». Высокий — высокий купол и ты… Такой маленький. Но больше всего я помню выступление на островах. Наш цирк работал прямо под открытым небом рядом с морем. И закат солнца, шум волн создавали особую атмосферу. Мне казалось, что я выступаю где-то на небе. Было очень необычно.

-Тебе всего 23 года, а ты так многого достиг. А что дальше? Есть ли предел в совершенстве артиста цирка?
— Да, может для моих лет я достиг и многого, но это далеко не предел. Чем больше репетируешь, придумываешь новые номера, усложняешь программу, тем интереснее. Я считаю, что я еще только в начале пути. И надеюсь, что мы еще увидимся с вами в Сибири!

Наталья Берязева 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

About Author

About Author:

Leave A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo