Гуси в Барабинском районе в 3.0

Прошлым летом свой Нью-Колхоз, построенный в сибирской деревне по аналогу известной игры «Веселая ферма», Константин Терещенко представил на одном из семинаров МШПИ в Москве.

[box type=»info»] Всемирный заговор против деревни [/box]

Сложно было всерьез воспринимать картинки сельской жизни с гусями и экзотической для России черной беговой уткой, которые транслировались через веб-камеры владельцам домашних животных на их компьютеры и телефоны.

На инновационном форуме Интерра-2012 к проекту фермы 3.0 отнеслись прохладно, назвав собранный через Интернет «колхоз» утопией. Но прошло полтора года, и сейчас Константин занят доставкой выращенной на ферме птицы к новогоднему столу тех пользователей Сети, кто вложил 350 рублей в «своего» гуся, а потом следил через веб-камеру за его жизнью, питанием, прогулками – и, как уверен автор проекта, «сопереживал».

«Колхоз» нового поколения

Деревня Новониколаевка и появилась на карте советской России в 30-е годы как колхоз «Красный партизан», в шестидесятых – разрослась до укрупненного коллективного хозяйства и называлась «Заря коммунизма». В 2000-х село представляло собой типичную для нынешнего времени картину – малонаселенную деревню с полуразрушенными строениями и зарастающими травой остатками советской экономики.

Новониколаевка, впрочем, с населением 499 человек, половину которого составляют дети и старики, – село не самое отстающее и в демографическом, и в экономическом смыслах. В соседнем селе Бехтень, например, осталось одно домохозяйство и два жильца в нем.

А в Новониколаевке действует фермерское хозяйство, в котором задействованы 36 человек, есть два индивидуальных предпринимателя и семьдесят домов ведут подсобное хозяйство для удовлетворения нужд семьи в продуктах питания.

Константин Терещенко:
В любой деревне найдется одно-два кирпичных сооружения времен Советов. Сегодня они либо не используются, либо развезены по кирпичам в личные хозяйства, либо превращены в кучи битка. Знаете, как в песне – «и опричники по кирпичику разобрали кирпичный завод». В Новониколаевке мы тоже нашли подобные здания. В здании бывшей пекарни после реконструкции, в том числе силами добровольцев-участников проекта, новый колхоз организовал общий дом.

В «Охотничьем домике», как теперь называют пекарню, размещаются на ночлег приезжающие на ферму «хозяева» домашних птиц, туристы, охотники и рыбаки, коих в здешних местах немало. В этом году новые колхозники примутся за восстановление бывшего комбайного цеха, чудом избежавшего лома и молотка.

Экономический фундамент «нового колхоза» пока стоит на гусях. На одном дворе вместе со стадом белых линдовских и крупных серых гусей бегает полсотни цесарок.

Константин Терещенко:
Мясо у цесарки очень вкусное и полезное, хотьона и экзотика для наших мест. По вкусу напоминает дичь, содержит меньше воды и жира, чем куриное, а по биологическим показателям считается лучшим из мяса домашней птицы.

В качестве эксперимента на ферме живут несколько особей индийской беговой утки – очень любознательной и подвижной птицы, которая быстро привязывается к людям и своим соседям по ферме. Этому виду обязан своим появлением харизматичный мультяшный персонаж – черная утка ДаффиДак.

В нескольких километрах от Новониколаевки находится озеро Ирбаново. Оформив договор пользования им на десять лет, Константин Терещенко налаживает здесь товарное рыболовство, в мае прошлого года зарыбил озеро личинками пеляди и сазаном. Планируемый улов – по десять тонн каждого вида.

В этой части проекта «новые колхозники» столкнулись с недобросовестностью рыбаков, приезжающих в здешние места в большом количестве на озеро Чаны. Один из них был пойман на рыбной ферме, которую Константин до сих пор зовет «большой лужой», с сетями и лодкой выловленной рыбы.

В село – через веб-камеру

О колхозной жизни Константин Терещенко рассказывает с удовольствием. Городской житель деревенских корней, он в некотором роде, по выражению местного журналиста, «реабилитировал детство».

Автор Нью-Колхоза вспоминает, как родилась идея проекта: во время рыбалки сын в очередной раз попросил завести собаку. «А гуся не хочешь?» – спросил отец. Сын подумал – и согласился на гуся.

Константин Терещенко:
Понятно, что фермерская деятельность, инновационная или традиционная, прежде всего бизнес. Но мы не случайно выбрали форму коллективного хозяйства – колхоз. И, кстати, тем самым надеемся «реабилитировать» в современных экономических условиях и само это понятие. Вовлечение горожан к сельским реалиям, получение ими фермерского опыта тоже важно, а особенно для поколения, с головой ушедшего в социальные сети и порой не имеющего ни малейшего представления о деревне. Как объяснить ребенку, откуда берется молоко, яйца, как выглядит гусь, когда он еще не на столе? Можно, конечно, играть в виртуальную «Веселую ферму». А можно показать технологию выращивания домашней птицы от начала до конца. Хочешь – смотри с айфона, хочешь – приезжай на выходные на ферму, у нас тут хорошо.

Сам он, хоть и приходится жить «на три дома», предпочитает лично участвовать в жизни «колхоза», который в постоянном режиме обслуживают жители Новониколаевки.

Онлайн-фермеров он делит на три категории. Первую, самую малочисленную, условно называет «патриотами». Патриоты – люди неравнодушные, сопереживающие не столько «своему» гусю, но всему русскому селу. Мотив, видимо, у каждого свой: все то же стремление реабилитировать детство, или характеры шукшинских героев, или литературные образы писателей-деревенщиков. Вернуть себя в деревню и деревню – в себя. Пусть пока через гуся.

«Игроки»: это самое далекое от будней деревни поколение «колхозников». Синдрома «детства в деревни» у многих нет в силу возраста – их, утомленных гаджетами, виртуальное фермерство привлекает как новая версия компьютерной игры «Веселая ферма».

Игроки с энтузиазмом обдумывают комфортные варианты организации личного пространства «своего» гуся, они тщательно, конкурируя в тщательности с самой практичной частью «колхозников» – потребителями, подбирают вместе со специалистами рацион питания для питомцев, а женская часть даже настаивает на проведении публичных показов среди гусынь. Куда без этого.

На этом фоне «потребители», которые круглосуточно за гусями через веб-камеры не наблюдают, а терпеливо ждут возвращения своих инвестиций в виде фаршированного к праздничному столу экологически чистого гуся, рядом с партнерами по проекту выглядят пусть не романтично – но именно они составляют количественный и экономический фундамент Нью-Колхоза. И подпитываю надежду менеджеров колхозана скорую его прибыльность.

Константин Терещенко:
Нью-Колхоз «патриотам» дает особый механизм участия в бизнесе и позволяет внести собственную лепту в развитие сельской территории, «игрокам» – поле для реализации идей, «потребителям» – экологически чистый продукт с доставкой до двери, – продолжает Терещенко. – Бройлерная курица до забоя должна расти два месяца. На птицефабриках ее рост ускоряют с помощью различных препаратов.У нас каждый гусь «запускается» с нуля, в стоимость заложены расходы на прокорм, витамины, транспортные издержки. Держим среднерыночную цену за потрошеную тушку.

Теоретически «колхозником» в Сибири может стать житель любой точки мира – правда, доставка птицы пока ограничена территорией Новосибирска. Но, скажем, если вами движет чувство «игрока», а не «потребителя», войти в проект можно, внеся платеж на сайте Нью-Колхоза.Участник включается в коллективное хозяйство через портал или социальные сети, приобретает право голоса и право на внесение инициативы по улучшению жизни фермы.

Новониколаевка: место встречи

За игровой оболочкой Нью-Колхоза кроется бизнес-проект с серьезными амбициями. В конце концов под одним брендом действуютдве самостоятельные площадки: на одной интернет-владельцы животных утоляют игровой и познавательный голод, на другой– голод физический.

Недавно авторы проекта запустили интернет-магазин ПродКолхоз, где продают тушки и готовые кулинарные блюда вроде гуся, фаршированного гречкой с яблоками. Нью-Колхоз ждет прихода на виртуальный рынок местных фермеров и частных производителей. Но жители Новониколаевки не торопятся доверять интернет-продажам.

Константин Терещенко:
Не секрет ведь, что один из главных барьеров в развитии фермерства на селе – сложность выхода производителя непосредственно к потребителю. Мы предлагаем им место встречи. Они могут через наши механизмы продавать молоко, яйца, мясо. К сожалению, встречной инициативы от фермеров пока не исходит, но уверен, когда-нибудь осознание пользы интернет-рынка придет и к жителям Новониколаевки».

«Когда в деревне сносят дом, на его месте образуется неуютная пустота»

− Константин, какие преграды возникали при реализации идеи? Мешали ли бюрократические проволочки – как вообще встретили Нью-Колхоз сельские чиновники?

− Даже не знаю, как встретили чиновники нас. Я к ним мало стараюсь обращаться. Хотя программой поддержки развития малого и среднего бизнеса воспользовался, но это в Новосибирске. Получил на реализацию бизнес-плана субсидию в размере 300 тысяч рублей. А сложности возникли с подключение нашего «Охотничьего домика», то есть бывшей пекарни, к объектам инфраструктуры. С этим совсем беда была. Электричество проводили девять месяцев, телефон и интернет – полгода, воду и отопление– четыре месяца. Но тут скорее небюрократия, разруха. Вообще когда я начинал проект, считал – лучше жалеть о том, что сделал, чем о том, чего не сделал. И сейчас так думаю. Сделать первый шаг к идее, попробовать – очень важно. Оглядываясь назад, жалею о каких-то неправильных шагах, не без этого. Фермерство все-таки непростой бизнес, тем более, когда запускаешь его с нуля.

− В прибыль пока не вышел?

− Нет, баланс предприятия пока не в плюсе. Сам бизнес доходный, но это «длинные» деньги – срок окупаемости, по моим расчетам, составляет четыре года. Тут же много вложений в инфраструктуру,интернет-технологии, оборудование, племенные маточные стада, транспортные расходы, оформление земельного участка.С учетом масштабного вылова рыбы все будет хорошо, ну или близко к этому. И надо, конечно, понимать, что это не игра, не хобби – его я просто не могу себе позволить. Я создаю механизм, инструмент, который могут использовать другие фермеры, начинающие производство. Вот, например, если в другом селе кто-то решить использовать наш механизм, мы подключим его фермерское хозяйство к проекту.
− Знаю, что отношение местных жителей к веб-ферме очень осторожное. За полтора года вы остаетесь в деревне «чужаками»?

− Вот да: хочешь почувствовать себя оккупантом, начни бизнес в деревне. К сожалению, это не шутка. До каждого жителя села не дойдешь, не объяснишь концепцию, плюсы развития хозяйства в селе. Но я им говорю: земляки мои (я же родом отсюда), экономики в селе практически нет, только частные подворья, нет стад овец, баранов. Мне не хочется, чтобы Новониколаевка исчезла с лица земли, как соседнее Банниково или Бехтень. И еще в силу специфики менталитета, бедности населения есть проблема зависти. Многие всерьез думают, что мы деньги штампуем. В этом беда. Хотя все, что мы сделали, селу во благо. Приобрели бывшую пекарню, которая предполагалась под снос, и селяне переживали по этому поводу. Когда в деревне сносят дом, на его месте образуется непривычная и неуютная пустота. Местные жители обозначают ее по-простому – «дырка». Таких дырок в Новониколаевке все больше и больше. Признаюсь, думал, что в проект включится больше людей в селе.
− Встретила на портале Сиб.фм статью о «новом колхозе», автор которой видит будущее Новониколаевки почти как Ильф и Петров – будущее Нью-Васюков: «В школе учатся сотни детей, местные возвращаются из города и пытаются осесть с семьями и компаниями. Заводят новые формы бизнеса и, скопив состояние, разъезжают по Европе, где когда-то с успехом продавалось знаменитое барабинское масло». Горькая, наверное, ирония?

− Нет, мы ничего такого не думали. Созвучность названия объясняется сутью самого проекта – соединить интернет и колхоз, то есть создать коллективное хозяйство нового поколения. Чтобы не нужно было жить в селе, вести хозяйство и отрабатывать трудодни. Однако мы совсем не против нарисованных перспектив, хотя они труднореализуемые. Во всем мире происходит урбанизация, а не наоборот.Есть и тенденция возврата в село, но возвращающихся очень мало.

Юлия Счастливцева,
специально для газеты «Аспект»

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Новониколаевка

Хотите выращивать своего гуся по интернету?

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

About Author

About Author:

One Comment

Leave A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo