Новониколаевка приятно удивила

Надолго сюда? За последние три дня я несколько раз слышала этот вопрос от представителей двух почти непересекающихся миров. Смычка города и деревни состоялась только в советских газетах, а в жизни они так и остались каждый при своём. Я же, будучи родом из деревни, очень захотела на две-три недели вернуться к своим корням, в Барабинский район Новосибирской области, где родилась и жила до 18 лет.

В свете громких заявлений власти о духовных скрепах боюсь показаться приторно патриотичной, но Барабинск и правда вошёл в мою кровь. Лесостепи с чёткой линией горизонта и низко плывущими облаками давно и прочно стали матрицей моего восприятия мира. Я любовалась полями немецкой Тюрингии, пышной зеленью Крыма, парками в китайском Шеньчжене, горами в Болгарии, дюнами в Дании, но, чёрт побери, то облака там не такие кучевые, то зелень пахнет не так, то слишком изыскан пейзаж, лишённый дикости и первозданности.

Я написала Константину Терещенко, руководителю проекта NewKolhoz — коллективному сельскому хозяйству городских жителей. Площадкой «колхоза 2.0» стала деревня Новониколаевка во всё том же Барабинском районе: «Есть ли возможность там пожить?» Он, кажется, был удивлён, что кто-то добровольно ссылается в деревню.

На выбор были предоставлены не совсем достроенный дом и благоустроенная квартира. Конечно, я выбрала первый вариант: настоящий деревенский дом с оградой, колонкой с ледяной водой и огородом. Последним аргументом в пользу именно Новониколаевки было крупнейшее озеро в регионе — Чаны, хорошая мобильная связь и интернет. Вопрос решился довольно быстро, и вскоре мы с семьёй были на месте. Деревня приятно удивила.

И, надо сказать, последние 15 километров размытой дождём грунтовой дороги заставили меня ужаснуться и немного пожалеть о своём выборе. Тем не менее, добравшись до деревни, я увидела асфальт, аккуратнейшие домики, свежевыкрашенные заборы и ухоженные палисадники. О внешней разрухе в деревне напоминал разве что большой пустырь, на котором ещё десять лет назад стояли несколько домов.

Наш дом находился в самом начале улицы Школьной, на которой предсказуемо располагалась школа для полусотни детей. Рядом (по городским меркам) виднелись сельский совет, клуб, медпункт и два магазина. Стало быть, жизнь в деревне есть, а уж теплится она или идёт полным ходом, предстояло понять.

Если городские знакомые недоумённо спрашивали меня, что там, в глуши, делать две-три недели, то с деревенскими всё было куда сложнее. На их лицах читалось одно: «Барынька-то с ума сошла, раз ей в городе не сидится». И не просто в городе, не в Барабинске, а в самом Новосибирске!

В то же время понять мир деревни недеревенскому человеку тоже непросто. Это место со своими правилами, тонкостями родственных (читай клановых) и деловых хитросплетений.

Тем, кто собирается по любому поводу и на любой срок ехать в деревню, нужно очень хорошо знать, что в деревне пришлых не любят. Причём тут важно понимать, кто является «пришлым». Сибирь особенно активно осваивалась во времена столыпинских реформ переселенцами из Белоруссии и Украины. Те семьи, которые принесли с собой говор и названия родных деревень от Черниговщины до Харьковщины, — они для сибирских деревень и есть коренные. А все остальные, те, кто приехал позже, они уже пришлые.

Городских здесь не любят и настороженно к ним присматриваются. На любые вопросы будут сдержанно и с ухмылкой отвечать, чтобы свои – местные — посмеялись при случае: «Как я его поддел, видел, а?» У Шукшина об этом много рассказов, и с тех пор мало что изменилось.

Самый верный способ стать хоть малость «своим» – жить по совести, быть добротным хозяином. Вполне своими, кстати, здесь считаются президент и его правительство, партия власти, Стас Михайлов и герои сериалов. Но если ты только болтаешь, а дело не делаешь, – ты, по местным понятиям, «ботало», и лучше с тобой не связываться.

Совсем не везёт тем, кто приехал из Города с Большими Деньгами. По тону разговора понимаешь, что этот ментальный конфликт не уступает в напряжении диалогам РАН и правительства. В основном он касается только старшего поколения, которое начало свою жизнь в колхозно-совхозной действительности, а доживает в ничейной. Молодёжь — та, что с умными головами и живыми глазами — только плечами пожимает, её это не касается, лыжи навострены в город. В деревне нет работы, нечем заняться и некуда пойти.

Есть, разумеется, и другая молодёжь, у представителей которой от количества и стажа «принятия на грудь» невозможно определить возраст: на вид им то ли 18, то ли все 36 лет.

Такое нельзя было представить ещё в начале 2000-х, но деревенские жители вдруг научились считать, сколько они тратят на корма для скотины, сколько времени уходит на хозяйство, сколько готовы предложить перекупщики и что можно позволить себе на эти деньги. В итоге часть семей рассталась с личным подсобным хозяйством. С большим удовольствием это сделало пьющее население. Их дома легко определить по покосившемуся некрашеному забору, бурьяну в палисаднике и неметёному двору, а их жильцов – по землистым лицам и неопрятной одежде.

Хозяева домов ухоженных — с лицами усталыми, но с явно выраженным достоинством — вкалывают на огороде. Как могут зарабатывают, чтобы выучить детей, и те смогли прожить другую, более комфортную жизнь и не вернулись в деревню. Наверное, так срабатывает генетическая память крепостных, рвущихся на волю.

По деревенским детям, а их здесь совсем немного, можно предугадать будущее деревни не будучи провидцем. У них на лицах проведена чёткая маркировка: у одних лица светлые, у других — не выражают ничего. Если послушать разговоры, картина становится ещё яснее. Городские дети, приехавшие в деревню к бабушкам-дедушкам из Барабинска, Новосибирска, Питера, Германии и дорвавшиеся до свободы, простора, озера и леса, — приходят домой под вечер и совсем не вспоминают про город.

Ещё есть дети, которых я бы назвала «условными сиротами» или «выходными». Их родители уехали на заработки и поиски лучшей жизни в город, а за детьми собирались приехать, как только всё наладится. Эти планы длятся несколько лет, и, бывает, слышно, как подростки со знанием дела обсуждают, на чём лучше добираться на выходных до Новосибирска: на «Ласточке» комфортнее, на простой электричке — дешевле.

Машины в деревне есть у многих, но далеко не у всех они поставлены на учёт. Для остальных рейсовый автобус и электричка – единственные доступные средства связи с внешним миром. Зимой из-за метели и мороза не стало даже их, деревня оказалась отрезанной от цивилизации на две недели. Как в войну: ни хлеба, ни помощи – рассчитывать можно только на себя.

Рыба в Новониколаевке – кормилица и местное чёрное золото. Типичная картинка: муж с женой, стоя на дороге, разматывают сети длиной метров в 100. Говорят, такие есть почти в каждой семье по пять-шесть штук. Бывалые рыбаки не признают удочки, мол, баловство одно: хорошим уловом считаются 200-300 кг, если набирается 20-30, то это «мелочёвка».

И вот в эту устоявшуюся действительность вторгается проект NewKolhoz с диковинными цесарками, фазанами, голландскими белохохлыми курицами и китайскими шелковыми, проводит интернет, устанавливает веб-камеры.

На самом деле, за всеми обвинениями чётко слышится неверие в то, что и правда может стать лучше. Действовать здесь надо, пожалуй, как Макаренко при работе с трудными подростками: упорно, настойчиво, мотивировать делами, видимыми результатами, а не словами. В деревне чем красивее и умнее слова, тем меньше веры говоруну.

Мотив Терещенко вернуть жизнь в родные края я считываю чётко. По схожим причинам приехала и я, хотя пока только наблюдателем.

Я верю, что NewKolhoz обязательно станет бизнесом, но сейчас его начинания больше похожи на попытку реанимировать детство. В хорошем смысле слова. Чтобы бизнес заработал, надо решать неимоверно скучные вопросы, о которых обычно не пишут в пособиях для начинающих агробизнесменов: сидение в очередях для подключения мощностей, уборка территории, определение рациона для птицы, поиск надёжной рабочей силы.

В деревне тем временем бродят слухи, что Терещенко пришёл нажиться за счёт бедных, а вонь от птичника заполнит деревню. Звучит странно: люди будут получать реальные деньги, а птичник находится на краю деревни, да и животноводческим запахам здесь все привычны. Неважно, главное — он из Города с Большими Деньгами: неверие идёт впереди веры, предубеждение – впереди фактов.

Каждый третий из трудоспособного населения Новониколаевки работает в частном крестьянско-фермерском хозяйстве ИП «Шель». Когда-то Владимир Шель был директором совхоза и председателем сельсовета. Он из вымирающей породы крепких советских хозяйственников, которые просто любят порядок. Тоже пришлый, но проверенный: пашет-сеет-жнёт, как деды.
силиконовая деревня

Вопрос — поверят ли Терещенко и другим «пришлым» — отнюдь непраздный. Это вопрос будущего деревни. Сценариев видится несколько – от пессимистических до радужных.

Вариант №1: «Колхоз умер. Совсем умер». Судя по демографической ситуации в Новониколаевке, лет через 15-20 школа и медпункт закроются – обслуживать будет некого. А школа, детский сад, медпункт, клуб – это сердце деревни. Без них она впадает в кому и вскоре уходит в небытие. Подобное уже случилось с соседней деревенькой Бехтень. Спустя ещё лет пять-десять дорога в Новониколаевку зарастёт бурьяном, и только бывшие местные будут примерно помнить ориентиры, пробираясь на родительский день к могилам своих предков.

Вариант №2: «Silicone village». Школу и медпункт всё-таки закрывают (с демографией не поспоришь), стоят только несколько гостевых домов NewKolhoz, в которых поселилась новая публика – городские жители, уставшие от шума и способные работать в удалённом режиме, выполняя заказы со всего света.

Магазина нет, так как курьеры доставляют продукты из супермаркетов Барабинска, население которого к тому времени заметно вырастет за счёт переезда жителей вымерших деревень.

Вариант №3: «NewKolhoz forever and ever». В школе учатся сотни детей, местные возвращаются из города и пытаются осесть с семьями и компаниями. Заводят новые формы бизнеса и, скопив состояние, разъезжают по Европе, где когда-то с успехом продавалось знаменитое барабинское масло.

Это всё, конечно, фантазии. Но через пять дней жизни в просторном, пусть пока и недостроенном доме, мой сын предложил мне построить здесь свой дом и остаться в нём жить. «А работать, мама, ты по интернету будешь».

Елена Гребенюк,

Сиб.фм

Какое будущее вы предсказываете деревням?

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

About Author

About Author:

16 Comments

  1. Сложно сказать, сколько потребуется времени, чтобы думающие, работящие да решительные единомышленники «добровольно сослались в деревню».

  2. бегут люди из деревни…очень активно бегут…бегут именно семьями…чтобы детей отдать в городскую школу..чтобы иметь возможность получать хоть какую_то медицинскую помощь…чтобы устроиться на работу с зарплатой не в 1 тыс .р. как в селе…..село активно избавляется от скота в подворьях…а ведь ради этого люди и жили в сёлах………огороды либо не садят либо садят совсем мало..так как нет рынка сбыта овощей….страшно стало жить в селе…за детей страшно и стариков….потому что даже элементарная скорая помощь по новым законам сельским жителям не нужна!………….прийдя в любую инстанцию деревенских за людей не считают!

  3. «….страшно стало жить в селе…за детей страшно и стариков….потому что даже элементарная скорая помощь по новым законам сельским жителям не нужна!…..»……..Оксана вы говорили о наболевшем. Как говорят : Вы проголосовали за такие законы.

    Предсказать можно. Количество КРС сократилось в 10 раз и заводов в городе тоже. Кто граммотный может подсчитать сколько рабочих рук нужно будет.

  4. Неважнецкие получаются дела-то. Что в городе, что и в деревне. Сами же и перечислили всё необходимое для качественной жизни. Кроме всего, пока ещё не отменили, немаловажно — пенсия будет рассчитана с т.н. «сухого остатка» (7 т.р.) или с начисления, после которого на руки получилось 25 т.р. (если половина не в конверте)? И ещё: недавно моя знакомая рассказывала, как из отдалённого села своего ребёнка с высокой температурой доставляли в больницу на такси (свой а/ль на тот момент был неисправен, «скорая» — ….). А теперь и дороги туда размыты дождями…

    1. На пенсию от государства я вообще не очень рассчитываю. Работаю на себя, понимаю, что надо ребенку дать образование хорошее, чтобы он мог двигаться еще дальше меня. И с моей профессией я и правда из деревни могла бы работать. Но вот медицинская помощь меня больше всего и пугает в деревне. В городе я уже давно не рассчитываю на бесплатную помощь, т.к. просто нет времени сидеть по 3 часа в очереди. Мне проще заплатить за прием в платной клинике, но не срывать рабочий график свой. Но помощь при этом я получаю гарантированно. И вопрос с образованием ребенка стоит. По отзывам детей я поняла, что в деревне все таки напряженка с качеством. А так — плюсов в жизни все таки много. После выхода статьи мне несколько человек (сделавших отличную карьеру в Новосибирске) написали, что очень бы хотели время от времени выезжать в деревню. Есть эта тяга и ее не отменить и не спрятать. Просто нужно хорошо обрисовать целевую группу таких вот желающих и работать с ней. И это было бы решением и для деревенским с работой и сбытом продукции, и для городских, желающих и продукты натуральные кушать и в тишине время от времени быть. Не надо вот только городских «курицами в красных сапожках» называть. Сближению это не способствует. Недоумение только вызывает.

  5. У села много плюсов. Но понимают это только те кто в городе пожил. Большинтсво руководителей в городе — это те кто выехал из села. Люди «живучии» так скажем. Вопрос детей и школ — это для женщин основной….. согласен. Вы ведь матери. Но в крупных городах жуть что творится. На улицу ребенка страшно отпускать. Дышать нечем. Если в школу не пришел, никто тебя искать не станет.

    1. значит, на тренингах бесчисленных можно и думать, как решать вопрос с лечением и обучением детей. Чтобы деревенские дети не отставали от времени из-за того, что нет хорошего учителя иностранного языка, математики и т.д. Вдруг, удастся свое что-то совершенно уникальное изобрести? самый важный фактор — интернет и мобильная связь — в Новониколаевке есть

    2. Согласна с Вами во многом…Из Новосибирска уехала, выйдя замуж за «сельчанина», давно живу в деревне, в Н-ске бываю довольно часто, сравнить есть с чем и на данный момент ни за что не променяю свою жизнь на городскую. Хотя старшая дочь у меня уже 2 года живет в Н-ске, а младшим детям в деревне, конечно, благодать(недаром все внуки на лето съезжаются к бабушкам в деревни:-) ) . Проблем много: маленькие зарплаты, хотя работы -полно, инфраструктура слабая, да её нет точнее совсем, детям пойти некуда, кружков нет, парков нет……зато свежий воздух в избытке, леса, поля, птицы, животные…Красота!!! И спокойствие , это самое главное. Споры эти извечны, где лучше, а лично я всегда считаю, что мы сами хозяева СВОЕЙ жизни, как захочешь, так и будешь жить. И неважно где, в городе или в деревне…А в цирке, зоопарке и в парках на каруселях мои дети бывают как минимум один раз в год.

      Очень вредит селянам вот такая погодка, все сгниет, пропадет, а значит кормить скот будет нечем, поголовье опять будет снижаться и т.д., и т.п. Вот это страшно…значит, опять зарплаты мизерные, прибыли ноль, а проблем куча. А в остальном, жить в деревне не так страшно, не страшнее, чем в городе.

      1. а парки в деревне и не нужны, в городе — это замена лесу и простору. В деревне дети свободны в своих поступках, раньше от этого самостоятельными становятся. С погодой и правда страшно, вспоминается » дождик идет не тогда,когда просят, а когда косят». Тут тоже ничего не поделаешь, Сибирь — зона рискованного земледелия. Значит, надо что-то еще вводить в экономику села. Я сейчас вот новую статью пишу про деревню. Сравнение ситуации в Германии и России.Скоро на http://www.sib.fm выйдет, где и первая статья про Новониколаевку вышла изначально.

  6. Я давно мечтала о таком лете для ребенка. Мечта сбылась, сын второй месяц в Новониколаевке! Рыбачит, купается, ездит верхом, весь день на свежем воздухе, новые друзья, живность, природа, молоко, ягоды, овощи — райская жизнь для энергичного и общительного 11-летнего мальчишки. Еще и интернет доступен.

  7. кое в чём согласна со всеми……и как я не хочу жить в этом городе знаю только я…. жильё не снимаем..купили дом с землёй! без земли жить не можем! и скотину с собой привезли!….но когда нашим старикам плохо им можно помочь..это не маловажно….а о собенно если плохо ребёнку…..в деревне же скорее помрёшь чем тебе помогут..так как некому!…..мы в Новочаново жили…извините меня..нео всё руководство уже ДАВНО! пенсионеры….заняты только набиванием своего кормана! так понимают что скоро не бует доступа к этой кормушке!…из 30 человек тракторной бригады осталось 5!…скота почти не осталось! свинарник полностью уничтожили…хотя и выкармливали в основном свиней для начальства..их собственных! за совзозный счёт! сама я свинаркой работала потому знаю!..а ещё для районных руководителей!…да и для областных тоже!….а простой рабочий там и тысячи не зарабатывает! вот и поживите в таком селе!

    1. Оксана, с этой действительностью можно же и не мириться.Это я про работу на дядю пенсионного возраста. Можно работать на себя. Или не на пенсионеров, как в Новониколаевке. Терещенко вот еле нашел рабочие руки на свой гусятник. Я понимаю, что люди отвыкли работать.Никому не верят. Тут же решать каждому человеку в каждой отдельно взятой деревне. В Богатихе, насколько я знаю, жизнь идет. Даже самогонщиков нет. Время и желание жить дадут ответ, какая деревня уцелеет, а какая уйдет с карты как Бехтень. В Бехтене у меня прям сердце заболело, когда видишь 3 дома живых, а все остальное — мертвое. Там этот процесс идет еще с 80-фх. Результат -вот он. Что будет с Новониколаевкой через 5 лет при 35 учениках в школе? При нежелании людей договариваться? при нежелании работать на совесть? Если уж не на совесть, то хотя бы на своих детей.

  8. уважаемые жители Новониколаевки, я понимаю, что за 25 лет перестройки и постперестройки, деревенским жителям пришлось пережить много всего, и не столько радостного, сколько горя и печали. В первую очередь из-за разрушения уклада всей прежней жизни. Это ожесточает сердце. Только этим я могу объяснить то, что в моей статье, полной любви к деревне вообще и симпатии к Новониколаевке в частности, кто-то увидел очернение деревни. Отзывы городских читателей были положительными, благодарили за статью, полную трезвого, но оптимистичного взгляда на деревню. Многие писали мне, что очень бы хотели попасть хоть ненадолго в деревню. Своей цели я добилась: в городских проснулась память деревенского детства, даже если кто-то только на каникулы и приезжал в деревню, а не вырос в ней как я. Я свою статью писала именно из благодарности в деревне, Барабинскому району. Он мне дал очень хороший старт. И если я писала (одной фразой) про пьющих, так я ни в коем случае не имела ввиду кого-то конкретно. То же самое касается «выходных» детей. Это происходит повсеместно, по всей России. В деревне, где сейчас живут мои родители, полсадика детей было именно «выходными», часть из них так и пошла в деревенскую школу. Фото детей к статье вышли просто очень светлыми и замечательными. И они никак не смешны с грязью, «алкашами» и т.д. Вся статья направлена к будущему деревни. Новому. Не светлому, к к-му нас звали, когда я еще маленькой была, а к обычному будущему. К которому можно прийти через свет и любовь. Но не через ожесточенность. Об этом моя следующая статья вышла на http://www.sib.fm уже сегодня.

  9. после второй статьи получила вот такой отзыв, к-ый показал мне, что я была на правильном пути:
    Елена, здравствуйте!
    Я большой фанат Ваших последних статей о Новониколаевке. Я не имею ни малейшего отношения именно к этой деревне, но я как и многие все детство проводил в деревне.
    И через Вашу статью узнал свою деревню Абрашино (тоже можете съездить и написать про неё, там очень живописно, завораживающе и интересно).
    Но я не об этом. Просто я готов подписаться подо всем что Вы написали, уверен, что скоро городские в деревню потянутся ,те кому дорог простор, тишина и покой. Спасибо за эти статьи. буду ждать еще. Уж очень мне дорога тема нашей деревни!!!!

Leave A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo