Подружка

Не помню точно, когда случилось это событие. Кажется, летом 1962 года.

Наша улица Петровская имела странный поворот — два дома друг за другом стояли перпендикулярно всей остальной улице. Я жила в одном из этих домов. Счастливая, не знающая, что такое детский сад, дружившая только с детьми из своего дома, этим летом мне исполнилось целых семь лет. День был беззаботный, теплый и солнечный.

Играя, я решила убежать на детскую площадку, которая расположилась за двумя рядами сараев. Припрыгивая и веселясь, как это умеют делать дети, я повернула от своего дома к соседнему, двадцать восьмому. Дом двухэтажный, обычный сталинский. Только с торца дома на обоих этажах пристроены огромные квадратные балконы. Мне такое и не снилось: наша семья жила на первом этаже, балкона у нас не было.

Эти балконы всегда привлекали внимание, потому что таких балконов больше не было ни на одном доме. Я бегу, дурачась, припрыгивая и спотыкаясь… Вдруг на балконе второго этажа вижу крепенькую девочку в белом штапельном платьице в красных ягодках и, кажется, с красными бантами в косичках. Девочка стояла в центре балкона и разглядывала двор.

Как познакомилась с девочкой, не помню, но в ту же осень мы обе пошли в школу и оказались одноклассницами. Сохранилась фотография нашего 1-го класса, где Иришка почему-то в том же белом платье.

Мы проучились вместе все 10 лет. Дружили. Я часто была у нее в гостях. Что мы только не придумывали! «Пекли» какие-то тортики из печенья и вафлей, зачем-то соскребали начинку с вафельных пластинок, ели глюкозу (ее мама работала медсестрой) и все время что-то готовили в детской посудке.

В юности, переживая несчастные любови, мы собирались вечерами у нее, Иришка играла на аккордеоне, и мы вместе пели «Никогда я не был на Босфоре…»

Я завидовала Иринке белой завистью. Они с братом учились в музыкальной школе, их папа был статным, крупным, работал геологом и писал хорошие стихи. Мама — красавица с красивой прической и ярким маникюром. Богатая домашняя библиотека поражала мое воображение. Зимними вечерами тетя Таня читала своим детям сказки Милна о Винни Пухе.

В нашей семье все было по-другому. Маленькая двухкомнатная квартира, папа небольшого роста, мама, никогда не знавшая отдыха, все шила, вязала, готовила, обрабатывала огород. Конечно, родителей я очень любила. У Иринки в доме я видела совсем другой уклад жизни.

Яркие детские впечатления — они , как вспышки в моем сознании. Тетитанин маникюр меня покорил, и я дала себе обещание, что во взрослой жизни, как Иришкина мама, буду красиво одеваться, ухаживать за собой и красить ногти.

Обещание я сдержала.

А Иришку я нашла несколько лет назад в «Одноклассниках». Она опять живет в нашем городе детства.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

About Author

About Author:

"Если в твоей душе осталась хоть одна цветущая ветвь, на неё всегда сядет поющая птица". Эта восточная мудрость наиболее точно отражает мою человеческую сущность и мое жизненное кредо. На моем небосклоне всегда должен быть луч надежды!

Leave A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo