Поздний первый снег

Это совсем не сказка. Это подсказка, как жить достойно.

Город ждал зимы. Ждали серые дома, что без цветов на балконах казались черными бетонными коробками без жизни и души. Ждали улицы, которые кряхтели и чавкали под множеством ног, что топали по осенней грязи, ждали троллейбусы и автобусы, они были сырыми от долгих дождей и недовольными от того, что люди совсем перестали улыбаться и реагировать на шутки водителей, которые иногда включали им смешное радио. Ждали люди. Они еще не забыли солнечное лето,  и серые нависшие над городом облака навевали на них тоску и печаль.

Только маленькая девочка, что сидела очень часто у окна,  ничего не ждала. Она жила в детском доме, где было много таких же  маленьких девочек. Ими мало кто интересовался. Иногда приезжали взрослые дяди, привозили новые игрушки, на минуту заглядывали в спальню и уходили. И зря за ними бежали совсем малыши в надежде, что кто-то приласкает их, а может даже возьмет на руки, а может.. Они были еще такие глупенькие и верили, что среди этих теть и дядь может быть их мама или папа.

Девочка не встречала гостей и уже никого не ждала. Она видела, что даже те дети, кто иногда уходил в гости к хорошо пахнущим тетям,  возвращались назад еще более грустными и еще чаще плакали.

И девочка не спешила навстречу гостям. Она любила сидеть у окна. Она знала рыжую собаку, которую выводил гулять мальчик в смешной шапке, она узнавала молодую женщину, что обязательно в обед выкатывала коляску с малышом и  быстро проезжала мимо в сторону парка.

Но больше всех она ждала старую бабушку в шляпке с вуалью. Нет, она не знала, что это вуаль. Это потом она услышал от воспитательницы, что  «опять старая дура вырядилась в шляпку с вуалью».

А девочке это казалось очень красиво. У бабушки была черная  маленькая шляпка с такой прозрачной  тканью над глазами.  Эта ткань, то есть вуаль,  была сложена в красивые складочки и было совсем не видно, что  за ней прячется старое лицо. Тем более, что старая женщина   была хрупкая как девушка,  и на ней были настоящие блестящие перчатки. По мнению девочки это было очень красиво.

Бабушка выходила на улицу ближе к обеду, после того как мама увозила своего малыша в парк. Она немного гуляла, а потом садилась на скамейку рядом с домом и кажется засыпала.

А девочка смотрела на нее и думала: «Наверное, она тоже никому не нужна. Как и я. Вот было бы здорово с ней познакомиться»

Девочка любила рисовать. Она рисовала мальчишку с его рыжей собакой, маму с малышом в коляске и конечно бабушку в шляпке с вуалью. Она раскрашивала все яркими карандашами и обязательно рисовала небо, солнце и цветы. Потому что так ярче и красивей.

Осень затягивалась. Детей совсем не водили гулять.

-От них столько грязи после этих прогулок, пусть сидят в спальнях, — говорили воспитатели.

И дети ждали, когда выпадет первый снег, лед покроет лужи и можно будет выйти на игровую площадку рядом с детским домом.

У девочки уже накопилось очень много рисунков, где она рисовала солнце, небо и бабушку в шляпке на скамеечке. Одна  из ее картинок  всегда лежала  у нее под подушкой.  Так ей было легче  представлять, что это ее настоящая бабушка,  и, засыпая, она смотрела на рисунок и   представляла,   что она примеривает  ее  блестящие перчатки  и даже ее  красивую шляпку.

Пришла зима. Стало холодно. Вот только снега не было. Город стал еще более серым и промозглым. И бабушка перестала выходить на улицу, а девочка по-прежнему  сидела у окна и ждала.

И наконец их повели гулять.  Ребятишки стали играть в прятки. Девочка побежала искать укромное местечко и  … заметила дырку в заборе. Раньше ее тут не было. Понятно, она тут же проскользнула  в нее. И оказалась во дворе дома, который она рассматривала из окна. Правда,  все оказалось таким огромным. И детские качели, и песочница, и скамейка, на которой сидела бабушка.  Неожиданно открылась дверь,  и она увидела ее —  бабушку в шляпке с вуалью. Она была даже красивей, чем из окна.

— А я вас знаю, — сказала девочка. Я за вами все время наблюдаю из окна. Вы тоже одна,  как и я. И у вас очень красивые шляпка и перчатки. Я хочу такие же.

— Я тебя пока не знаю, но рада познакомиться, —  сказала бабушка. Голос у нее был тихий и приятный. Меня зовут Алевтина Игнатьевна. Зови меня баба Аля,  хорошо?

И девочка подсела к ней поближе и неожиданно рассказала все о себе. Как ей бывает одной грустно, как она хочет иметь такую же шляпку, как ей не хватает лета и солнца. А еще мамы или бабушки.

Бабушка Аля слушала ее внимательно и почему-то вздыхала. На следующий день девочка снова украдкой выбралась к заветной скамеечке.  Они снова  сидели вместе и  вели неспешные разговоры, пока воспитатели не начинали разыскивать девочку.

Однажды, девочка запомнила этот день на всю жизнь, баба Аля подарила ей куклу. В  такой же шляпке с вуалью и даже в перчатках. Бабушка сама сшила ей этот костюм.

— Эта кукла моей дочери, что давно живет далеко-далеко, я просто сшила ей новый наряд. Кукла давно без хозяйки. Теперь у нее есть ты. А у меня ты. Мы сейчас  все вместе.  Мы маленькая  семья. А ты моя внучка. Она обняла девочку и заплакала.

Рисунки девочки стали меняться: она рисовала героев сказок, о которых рассказывала баба Аля. Хотя какие это сказки? Она  рассказывала о себе. Ведь она была балерина, и все Одетты, Джульетты, Афелии, которых она танцевала,  были частью ее жизни. И она рассказывала про себя просто от их лица.

Однажды маленькую девочку вызвали в кабинет директора детского дома.

Та очень странно посмотрела на девочку и сказала: «Не знаю, что там в тебе увидела госпожа Стафиевская, но нам прислали самые лучшие рекомендации из  театра, теперь на выходные ты можешь уходить к ней. А там посмотрим»

Девочка не могла поверить в такую радость! Она будет жить у бабы Али по выходным!

В тот день, когда она в первый раз шла к бабушке не через лаз в заборе, а через центральный вход, наконец-то выпал первый снег. И двор преобразился. Ушла серость, ушла безысходность, ушла темнота набрякших туч. Все было белым- белым. И снежинки падали так густо, что не успевали таять даже на вуали у бабушки.  Баба Аля протянула руки к девочке,  и они закружились в снежной карусели, как две юные  школьницы. А потом маленькая девочка подняла бабушкину вуаль и впервые поцеловала ее в щеку. И они обе почему-то часто-часто  захлопали ресницами, стараясь не показать свои слезы.

И она стала жить вместе с бабушкой среди фарфоровых слоников и котят, среди веселых шкатулок и старых перчаток, среди  замечательных старых вещей, что помнили бабушку молодой.  И у нее самой появилось первое праздничное платье – длинное, с настоящим подюбником. А ешё маленькая шляпка с вуалью. И конечно кружевные перчатки. Бабушка знала, какой должна быть настоящая принцесса.  Через год девочка насовсем поселилась у бабы Али.

Екатерину Стафиевскую, директора детского фонда «Малыш» знают во всей округе. Не говоря уже о детском доме, который виден из окон ее квартиры.  Бабы Али уже нет. Есть ее приемная дочь Екатерина Стафиевская. Потому что на внучек  документы еще  не придумали.  И девочка  специально взяла фамилию бабушки. Мальчишка, что выгуливал рыжую собаку,  теперь её муж Федор. Они познакомились на прощании с бабушкой. Это именно он помог организовать ей все как следует. Без него бы она точно не справилась.

Им давно уже тесно в маленькой квартирке бабушки. Но Кате не хочется переезжать от любимых вещей, которые помнят каждый их момент вместе.

И в честь бабушки она организовала фонд для детей-сирот. Потому  что ей кажется, что на нее также как  раньше она,  кто-то смотрит из окна детского дома напротив  и ждет первого снега. Пусть позднего, но первого снега, который изменит к лучшему всю жизнь.

Что изменит вашу жизнь к лучшему?

Первоначально опубликовано в блоге Натальи Берязевой

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

About Author

One Comment

Leave A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo