Сергей Числянюк: В четырех стенах сидеть неинтересно

Для него лес давно перестал быть загадкой. Он познал все секреты и тонкости обращения с этим чудом природы. Знакомьтесь – генеральный директор АО «Барабинский лесхоз» Сергей Числянюк.

– Сергей Сергеевич, большое у вас лесное хозяйство?
– Территория лесного хозяйства занимает 50 тыс. гектаров. Растет на них в основном береза и осина. Сосен практически нет. Хвойные деревья есть, но в виде искусственных лесопосадок, и их пока немного. Есть у нас и питомники, где мы выращиваем саженцы хвойных деревьев.

– Почему выбор пал на хвойные породы?
– Их выращивать не легче, чем другие саженцы, но зато зимой они стоят такие же зеленые, как и летом. И обладают благоприятным воздействием на окружающую среду. Мы ими и город озеленяем. Хочется, чтобы красиво было.

– А вы сами какое дерево любите больше?
– Я люблю кедр. Я ведь из Красноярского края. В Барабинск приехал 6 лет назад — после того, как окончил техникум и институт. Когда устроился на работу в лесхоз, сделал грядку кедров. Знакомые шутят: «Из тайги на болота приехал». Это так. Поэтому и начал выращивать кедры.

– Как получилось, что вы решили связать свою профессиональную жизнь с лесом?
– Был интерес к различным лесным производствам. В частности, к производству эфирных масел, всегда тянуло к лесу. Поэтому и поступил на лесохозяйственный факультет. О чем не жалею.

– С детства лес представляется нам, как нечто сказочное, с лешими и кикиморами… Для вас лес – это загадка или просто рабочая среда?
– Рабочая среда. Хотя что-то сказочное в ней присутствует. Когда ещё жил в Красноярском крае, возле нас и медведи ходили.

– Суеверны ли вы, есть ли у вас оберег?
– Считаю, что все суеверия рождаются на уровне самовнушения. Я в них не верю. К примеру, многие боятся черной кошки, опасаются, чтобы она дорогу не перешла. А для меня это обычная кошка. Идет она, и пусть себе идет. Что ей, ходить нельзя?! И никаких оберегов у меня тоже нет.

– Есть мнение, что лесник – это не профессия, а образ жизни. Вы готовы к жизни отшельника-лесника?
– Я согласен с этим утверждением. Меня тянет в лес, в тайгу, которой, к сожалению, здесь нет. И к жизни отшельника-лесника я готов. Я спокойно могу обходиться без благ цивилизации.

– Кто или что самые страшные враги леса?
– Первый враг леса – это огонь, а второй – человек, который оставляет после себя бытовой мусор, превращая лес в свалку.

– Приходилось ли сталкиваться с браконьерами?
– В Барабинском районе браконьерство не распространено, но были случаи, что приходилось сидеть и в засаде, чтобы поймать нарушителя. Люди понимают, что дешевле купить дрова, чем заплатить штраф за незаконную вырубку.

– Как и в любой профессии, ваша работа требует особого склада характера. В чем, на ваш взгляд, эта особенность?
– У нас в лесхозе разный контингент людей работает. Все могут справиться с этой работой. Было бы желание и терпение.

– Какие животные водятся в барабинских лесах? И была ли какая-нибудь неожиданная встреча с лесным обитателем?
– Буквально этой весной выезжал из города, и лось дорогу переходил. В прошлом году на пожаре кабан выходил в поле. Есть ещё чему поудивляться.

– Любите ли вы охоту?
– Нет, не я охотник. У нас охотников в семье не было. Как говорит отец, мы «тихо помешанные». Это значит — без ружья, с удочкой порыбачить, в лес по ягоды, по грибы, по шишки сходить. А тех, кто с ружьем, в шутку называет «буйно помешанными».

– Чем занимаетесь в свободное время? Где предпочитаете отдыхать?
– Со свободным временем – проблема. Его практически нет. Все занимает работа. Ездим по району, смотрим состояние леса, насекомых, пожары. Сейчас начался сезон осенних лесных пожаров. По всем районам вводится противопожарный особый режим.

По сравнению с 2012 годом, мы практически не горим. Но в ближайшие годы мы ожидаем всплеск пожаров, в связи с большим скоплением сухих трав. Колхозы разваливаются, поля зарастают, поголовье скота уменьшается и, как следствие, снижается потребность в сене. Травы не выкашиваются.

— И все-таки, когда появится возможность, где предпочли бы отдых?
– В четырех стенах сидеть неинтересно. Я люблю выезжать на природу. Где работа, там и отдых.

– Вам случается сомневаться в том, как правильно поступить? Бывают ли сожаления о том, что вы кому-то что-то сказали или сделали?
– Я стараюсь жить на позитиве. Жалеть о чем-то не имеет смысла. Просто нужно сделать выводы, и стараться впредь не повторять ошибок. Опыт приходит с годами.

– Чему самому главному вы научите своих будущих детей?
– Сложный вопрос. В первую очередь, буду учить доброте, чтобы к людям относились хорошо. К сожалению, большинство сегодняшней молодежи не блещет хорошим воспитанием.

– А вас чему учили родители?
– Меня учила сама жизнь. Хотя с родителями всегда было взаимопонимание. Вопрос отцов и детей у нас в семье не стоял. Отец – строитель, мама – воспитатель в детском саду.

– Часто бываете у родителей?
– Стараюсь бывать, хотя бы раз в год.

– Есть ли у вас увлечения, кроме леса?
– Особых увлечений нет. Техника привлекает. Машины сам люблю ремонтировать.

– Как Барабинск? Привыкли уже тут?
– За 6 лет привык. Но дома лучше было. Хотя сегодня смотришь на родной город, сравниваешь с тем, каким он был раньше, и удивляешься тому, что творится. Было множество заводов: хлопчатобумажный, металлургический, ликероводочные, табачные; лесоперерабатывающие комбинаты… Гремели на весь мир эти заводы. А сегодня ничего не осталось. В городах одни магазины и рестораны. Работы нет. Где народ берет деньги, чтобы ходить в эти магазины, непонятно.

– Какие люди вам интересны?
– Интересно общаться с теми, кто уже прожил свою жизнь, у кого за плечами большой опыт.

– А о чем бы вы хотели спросить этих обремененных опытом людей?
– Даже интересно просто спросить, как человек прожил жизнь. И перенять у него какой-то опыт.

– Какая страна ближе вам по духу, где бы вы хотели пожить?
– В Беларуси можно пожить. Кровь моя оттуда, дед у меня белорус.

– А про что книги любите читать, если выпадает такая возможность?
– Художественная литература мне не интересна. Фантастику вообще не люблю. Мне нравится читать про неразгаданные явления и таинственные места планеты. О пещерах, про которые ходят легенды, о Бермудском треугольнике, где исчезают морские и воздушные суда, и про другие чудеса света.

– Какое явление представляет для вас наибольший интерес?
– Я бы хотел побывать где-нибудь в пещерах. Просто посмотреть полазить по ним. В Красноярске мы были на практике как раз в тех местах, где есть пещеры. Мы ходили по ним. Но узнали об этом намного позже. Иначе бы не упустили возможность исследовать эти таинственные полости земной коры.

– К книге рекордов Гиннеса как относитесь?
– На мой взгляд, в нее хотят попасть одержимые или даже больные люди. Людям здравомыслящим незачем рисковать своим здоровьем.

– Вы — молодой руководитель, у которого в подчинении находится порядка 50-ти человек. Легко ли находите общий язык со своими подчиненными?
– У нас работают люди с разной судьбой. И я со всеми нахожу общий язык. Ко всем отношусь одинаково, без агрессии, без предвзятости. Если надо, могу и сам все делать. Если, не дай Бог, пожар, я с тем же ранцем и шлангом побегу тушить. В случае необходимости и пилу, и топор в руки возьму… Люди это видят, понимают и легко идут на контакт.

Пользуясь случаем, я хочу поздравить коллег с нашим профессиональным праздником! Пожелать всем здоровья, терпения, выносливости и семейного благополучия.

Легко поменяете место жительства, если предоставится такая возможность?

Еще по теме:

Вадим Полянский мечтает вернуться на Камчатку

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

About Author

Leave A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo