В Антошкино когда-то приземлялись самолеты

Село Антошкино Куйбышевского района. Жителей пять человек. Три жилых дома. Раз в неделю почтовая машина привозит свежую прессу, редкие письма, продукты, у почтальона можно расспросить о местных новостях. Основательно перекопанные развалины церкви в центре деревни, высокие сосны на месте школы, заросшие травой улицы и бесконечные поля …

Вот такая она сейчас, деревня Антошкино. А была селом, где в 17 веке насчитывалось почти 300 дворов. Вдоль нее проходил известный Московский тракт. Когда-то купцы зазывали путешественников на постоялые дворы и предлагали соболиные и горностаевые шкуры, шелка, славное сливочное масло местных умельцев…

К 1750 году относятся первые документальные сведения о появившихся на Московском тракте зимовьях Антошкино и Осиновые Колки (нынешнее Осиново). Во времена образования колхозов и совхозов, Антошкино стало колхозом «Лениградский рабочий». Первый председатель был из Ленинграда. В конце 18 века здесь останавливался писатель Александр Радищев, по пути в ссылку.

Александр Николаевич писал потом в своих записях, что квас, как и вода здесь пахнет тухлыми яйцами. Не повезло ему и с хозяевами, у которых он ночевал. Они ему показались нечистоплотными. Такие воспоминания очень не нравились бабушке Натальи Семеновой, родом из Антошкино, в настоящее время жительница Куйбышева.

Наталья Семенова,
родом из Антошкино:
Моя мама, Мария Григорьевна, не любит эти записи Радищева. В семье, где она жила, чистота и порядок были на первом месте. И гнилого запаха яиц она не чувствовала. Квас готовили по старинным бабушкиным рецептам. Строгие правила, по которым росла и я, никогда никем не нарушались. Завтрак, обед и ужин в одно и то же время каждый день, за которым должны быть все. Опоздал, остаешься некормленым. А я была егозой, могла и заиграться, тогда бабушка в тайне от деда тихонько кормила меня на кухне. Могла за столом ногами поболтать, тогда получала строгое замечание от деда. А мне было всегда интересно, как он видит, что я ногами болтаю. В мои обязанности входило: по субботам поливать и опрыскивать листья домашних цветов, а их в доме было много. Вместе с сестрой и нашей милой и доброй бабой Матреной Никифоровной чистка вилок и ложек до блеска. Я свою бабушку ни разу в халате не видела. Только опрятные чистые юбка и блузка. И так жили, в основном, все жители села. Мы уехали из Антошкино, когда мне было 10 лет.

Наталья Иннокентьевна помнит, что в каждом дворе имелся свой ледник, где хранили разносолы, рыбу, мясо… И что по четвергам был рыбный день. В этот день баба обязательно готовила блюдо из рыбы и разные кисели ( молочный, либо клубничный, клюквенный, а чай в этот день готовила морковный). Она вела всю домашнюю работу в доме, а дворовое хозяйство вел дедушка, в прошлом унтер-офицер царской армии.

Владимир Шатохин,
родом из Антошкино:
Родился и жил там, и жену туда привез. Работы было много, и деревня была большая. Соберемся с друзьями босоногие и в лес. Рвали лебеду, копали корни солодки и сосали вместо леденцов, ивовую кору сладкую грызли. Не помню, в каком году, но уже после войны приземлился как-то в деревне большой самолет. Аварийная посадка была. Вот мальчишкам событие было. Только их быстренько угнали оттуда, сторожа приставили к самолету. Я не мог тогда ходить, ноги болели, поэтому только из окошка видел. Потом прилетел маленький самолет, наверное, нужные запчасти привез. Так несколько дней и кружила ребятня вокруг этих аппаратов, интересно было жуть.

Еще Владимир Ильич помнит, как крест снимали с церкви. Вот это было страшно. Все село собралось, бабушки стояли и крестились. Приказал тогдашний секретарь комсомола трактористу зацепить крест и свалить его. Тракторист трактор подогнал к церкви, вышел и наотрез отказался лезть на крышу церкви. Тогда секретарь сам залез, накинул петлю и потом сам же свалил крест. Бабушки повторяли и повторяли: «Чтоб черти на тебе катались на том свете»! Через несколько лет этот секретарь по неизвестным причинам повесился в кустах.

Может быть и жило бы еще село, находись оно ближе к Куйбышеву. Далековато расположилось Антошкино от райцентра. В стороне от больших дорог. Невыгодно и неудобно осваивать здесь земли. Одна семья пыталась арендовать земли, сеять пшеницу. Даже ссуду взяли под будущий урожай. Набрали техники, но вложения себя не оправдали. На том и закончили. Несостоявшийся фермер тут и живет, рядом с домом стоит техника. Злые, огромные собаки ближе 20 метров к дому не подпускают.

Живет здесь и баба Сима, совершенно одна, почти слепая и глухая. Дочь зовет в город, но она не хочет. Родные места не отпускают. А Валентина Осипенко собирается перебраться к сыну в Куйбышев. Но это потом. А пока у нее есть силы держать корову, овец, кур. А ведь Валентине Александровне 80 лет. Беседую с ней, не повышая голос. Она прекрасно слышит и видит. При ее молодости 90 дворов было здесь.

Валентина Осипенко,
жительница из Антошкино:
Я с десяти лет дояркой начала работать. Учиться было некогда. Меня до сих пор помнят, по праздникам открытки шлют из администрации сельсовета. Постепенно все стало рушиться. Кажется, еще не так давно 70 дворов насчитывалось, а теперь сама видишь… Пятерых сыновей сама подняла, мать, бабушка помогали. И на быках с подругой пахали, сеяли вручную. И ничего, жили, песни пели.

Вдалеке вижу молодых людей в камуфлированных одеждах. Это так называемые «черные копатели». Антошкино излюбленное место для них. Они показывают свои уникальные находки. Увесистые десятикопеечные монеты 17-18 веков, почти с мою ладонь, толщиной в полсантиметра. Есть монетки маленькие, неказистые. Но именно они и ценятся у коллекционеров. Вижу сибирские монеты с соболями, павловские, а на одной дата что ли 16 века. Старинные деньги еще нечищеные, плохо видно дату изготовления, но молодые люди не унывают. Они знают, как привести их в порядок.

Один из них удивляется, что, почему то здесь можно найти только монеты, нет никаких украшений. За исключением железных пуговиц и бляшек от ремней. Говорят, что некоторые находки (костяные ножи, копья, даже иногда монеты не особо ценные) сдают в музеи. Они против того, чтобы разорять исторические памятники, ищут только там, где можно.

С трудом дошла через высокую траву до места бывшей школы. Здесь высятся красивые сосны. Не знаю, кто их посадил. Но место стало приметным, оно одно такое здесь, вечнозеленое. Возле дома Валентины Александровны не умолкают ласточки. Как будто они радуются гостям, щебечут, щебечут совсем рядом . Расположились рядком на электрическом проводе и по-птичьи ведут свои разговоры.

Вернуться ли они сюда на следующий год, будут ли их тут ждать? А кладбище не заброшенное, могилы , в основном, ухоженные. Нет ограждения. Хоть и домашней скотины мало, но сюда заглядывают. Дальше степь…

 

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

About Author

One Comment

Leave A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo