Время вспять не повернуть

— Девушка, девушка, вам плохо? – Настя почувствовала, что кто-то сильно трясет ее за плечо. – Девушка, очнитесь.

Настя медленно открыла глаза. Туман… Почему кругом такой туман? Где она вообще? И этот парень, что он от нее хочет?

— Кажется, пришла в себя, — незнакомец повернулся к собравшимся вокруг пассажирам. – Я смотрю, голову склонила, потом упала на сиденье.

«Он говорит про меня? – подумала Настя. – Это я упала?».

— Как вы, вам лучше? – незнакомец смотрел на нее обеспокоенно.

— Да, спасибо, я хорошо себя чувствую. Просто… жарко очень.

Поезд продолжал свой бег. За окном один пейзаж сменялся другим, и все они были похожи друг на друга. Смотреть на это Насте вскоре наскучило. Отвернувшись от окна, погрузилась в свои мысли.

То, что она ничего не помнила, было странным и пугающим. Кто она? Куда едет, и что делать дальше? Из памяти исчезло что-то важное. Да, ее зовут Настя, она, кажется, жила в большом городе. И все! Как ни напрягалась, вспомнить что-то из своей прошлой жизни Настя не могла.

— Вы в гости или домой?

Девушка не сразу поняла, что сосед по купе обращается именно к ней. Вопрос застал ее врасплох. На глаза вдруг навернулись слезы. Неожиданно для себя она призналась:
— Я… Я не знаю… Я даже не знаю, куда идет эта электричка.

Было заметно, что парень от такого признания смутился, но, подумав минуту, сказал:
— Бывает. В жизни много чего бывает. Иногда хочется спрятаться от всех, забраться в самый дальний уголок земли. Но потом все образуется. У вас тоже все наладится и встанет на свои места. Вас как зовут?

— Настя… кажется. Не помню. Ничего не помню.

Минут через пять они разговорились. Вернее, говорил больше Игорь, так звали парня. Вопросов он не задавал, рассказывал о своем городе, о работе, о семье. Его мама скоропостижно умерла шесть лет назад, и теперь они жили вдвоем с отцом в небольшой квартире, доставшейся им от прабабушки.

— Мой отец – очень хороший и добрый человек. Его все уважают, и я им горжусь. Хотя он говорит, что в молодости немало почудил. Я ему не верю, наговаривает для юмора, что ли. Да ты увидишь его, встречать меня приедет. Кстати, ты же… просто так путешествуешь. Приглашаю тебя в гости. Завтра выходной, я свободен. Город тебе покажу, у нас много чего интересного есть.

Игорь говорил так, будто то, что Настя поедет к нему в гости, было делом решенным.

Электричка, дернувшись и громыхнув напоследок, остановилась на втором пути. Чтобы попасть в вокзал, многие пассажиры не стали спускаться в подземный переход, перепрыгивали прямо через рельсы. За ними устремились и Настя с незнакомцем.

— В наш район минут тридцать ехать на машине, — сказал Игорь, выбравшись на перрон.

Он обернулся и увидел, что Настя не может идти: ее нога застряла между рельсом и шпалой. А по первому пути к ним стремительно приближался локомотив.

То, что произошло дальше, парень вспоминал потом с трудом. Каким-то образом он оказался на железнодорожном пути, схватился за настин ботинок. Чьи-то сильные руки помогли ему буквально вырвать ногу девушки из рельса.

— Ну вы и напугали меня, — сказал помощник Игоря, когда локомотив, громыхая и шипя, пронесся мимо. – А я смотрю, случилось что-то. Хорошо, рядом был.
Перед ними стоял отец.

— Папа, спасибо тебе. Все как-то… неожиданно получилось. Познакомься, это Настя. Я пригласил ее к нам в гости. Пообещал показать город. – Он развернул девушку к отцу и увидел, как тот напрягся и побледнел.

— Настя? Настя… Ты… — мужчина явно не мог подобрать нужные слова. – Да, Настя… А я – Виталий Семенович. Замечательно, что вы согласились погостить у нас. — Он был заметно взволнован и сильно обеспокоен.

Оставшийся день и ночь прошли как-то незаметно. Времени на то, чтобы задавать себе вопросы и мучительно искать ответы на них, у Насти не было. Сначала они обедали в просторной трехкомнатной квартире Игоря, потом Виталий Семенович повез их на своем стареньком жигуленке прокатиться по городу. Перед этим парень хотел сходить в гараж за своим автомобилем, но отец запротестовал: Игорю нужно быть экскурсоводом, а уж с ролью водителя он справится сам.

Казалось, девушка плохо понимала, что происходит. Она послушно ела, когда ей говорили, что надо есть, молча разглядывала из окна автомобиля то, что ей показывали. Очевидно, Игорь успел рассказать отцу, при каких обстоятельствах он с ней познакомился. Поэтому лишними расспросами девушку никто не беспокоил. Вот только взгляды Виталия Семеновича… Настя несколько раз ловила их на себе, пристальные и пронизывающие. И еще этот шум в голове, вернее, в ушах. Он был похож на грохот, как будто кто-то громко бил по железу.

— Ах ты, какой прыткий! — Виталий Семенович резко нажал на тормоз и остановился. – Перебегают дорогу, где придется! Отвечай потом за них!

Неожиданно машину сильно тряхнуло и двинуло вперед — ехавший сзади «Ниссан» не успел отреагировать на внезапную остановку жигуленка.

— Нет! Нет! – закричала Настя. – Не надо!

Шум в ушах превратился в сплошной гул, который давил и причинял нестерпимую боль. Перед глазами начали мелькать обрывки странных видений: убегающая под колеса грунтовая дорога, чей-то громкий смех, скрежет металла, горящая машина. Девушка зажала уши руками и тихонько заскулила.

— Настя, очнись, что с тобой? – Игорь тряс ее за плечи, пытаясь привести в чувство. – Это не авария. Ничего страшного не произошло.

— Девчонку в больницу надо отвезти, — сказал Виталий Семенович. – Не все у нее ладно. Память-то не зря отшибло. Пусть врачи посмотрят. Да и вообще, странно как-то. Кто она, откуда? Может, ищут ее, а мы тут ей про город рассказываем…

Врач разговаривал с Настей минут пятнадцать. Потом позвал в кабинет Игоря и Виталия Семеновича.

— Я не могу точно сказать, что с Анастасией случилось, но уверен, что потеря памяти не случайна. Это защитная реакция организма на большой стресс. В жизни девушки произошло что-то необычное, возможно, страшное, оно вызвало нервное потрясение. Предвижу ваш вопрос и отвечаю: память, по всей вероятности, восстановится. Но на это нужно время. Пусть чаще гуляет на свежем воздухе, занимается домашними делами, а главное – разговаривайте, общайтесь с ней как можно больше.

Когда мужчины вышли от врача, Насти в коридоре они не увидели. Она исчезла.

— Куда она могла деться? Она же город совсем не знает. – Игорь пошел по коридору поликлиники, заглядывая во все открытые кабинеты. Виталий Семенович двинулся следом за сыном.

Девушку они нашли у блока лечебной физкультуры. Она стояла на пороге и с интересом разглядывала спортивные снаряды.

— Игорь, посмотри, у них тренажеры самые современные. – Настя показала на какой-то металлический прибор в углу. – Это набор для функционального степ – теста.

Внезапно она смутилась и задумалась. Мужчины тоже молчали, боясь помешать ей вспомнить что-то важное. Ведь откуда-то она знает про это спортивное оборудование, про какие-то степ — тесты? Внезапно Игоря осенило. А что, если Настя раньше была как-то связана с медициной, может, работала в такой же поликлинике или спорткомплексе, может, просто занималась в спортивном кабинете?

Парень попросил отца и девушку подождать его в машине, сам отправился искать инструктора лечебной физкультуры. Инструктором оказалась немолодая улыбающаяся женщина. Она ничего не знала о Насте, поэтому ни на один вопрос парня ответить не могла.

Разочарованный, Игорь повернулся к выходу, собираясь уходить. Но женщина вдруг крикнула:

— Постойте! Моя тетя недавно приглашала меня работать в соседний город. У них в профилактории появилась вакансия лечебного инструктора. С прежним что-то произошло, я не помню. То ли пропал, то ли разбился. Может, это как-то связано с вашей девушкой? Я могу сейчас прямо позвонить тёте и узнать все поподробнее.

Через несколько минут Игорь вернулся к отцу и Насте, которые ожидали его у машины. Теперь он твердо знал, что надо сделать, чтобы помочь девушке.

Дома парень рассказал отцу о телефонном разговоре с тетей инструктора. Та подтвердила, что у них в профилактории работала девушка, которая недавно неожиданно пропала. Просто исчезла. Ни мать, ни друзья, никто ничего о ней не знает. Полиция ищет, но безрезультатно.

— Я уверен, что речь идет о Насте, — как бы подтверждая свои слова, Игорь резко взмахнул рукой. – Мы договорились с женщиной, что она сообщит мой номер телефона матери пропавшей девушки. Так что, будем ждать звонка.

Игорь заметил, что отец вздрогнул и напрягся после того, как он произнес название города, откуда, предположительно, могла быть Настя. Взгляд мужчины застыл на какой-то точке, он задумался и ушел в себя.

— Папа, что с тобой? Ты нормально себя чувствуешь? – Игорь тронул отца за плечо. – Опять давление?

— Нет, сынок, все хорошо. Это я так… Вспомнил… Когда-то я жил в этом городе. Меня и еще человек семь таких же молодых и бесшабашных пацанов отправляли туда работать по распределению. Это сейчас выпускники техникумов и институтов сами ищут себе работу, а в мое время такого не было. Отработай три года там, где тебе укажут, а потом уж иди на вольные хлеба.

Виталий Семенович с минуту помолчал, потом, улыбнувшись, добавил:

— Конечно, если бы нашлись родные Насти, это было бы замечательно. Я уже хотел в полицию сообщить о ней. Ведь человек не знает, кто он, откуда, зачем приехал в этот город. Если позвонит женщина, и окажется, что она — Настина мама, это будет чудо.

— Мама? Моя мама? – Никто не заметил, как Настя вошла в комнату, поэтому голос девушки застал мужчин врасплох.

— Настя, мы не знаем пока ничего, мы только предполагаем, — Виталий Семенович с трудом подбирал слова. Не нужно обнадеживать девчушку. Вполне вероятно, что история с пропавшей инструкторшей – совсем не ее история. – Понимаешь, нам должна позвонить одна женщина, которая может знать тебя. Но это только предположения.

Игорь заметил, как преобразилась Настя после слов отца. Ее глаза заблестели, вся она напряглась и побледнела.

— Да, я понимаю, но поговорить с ней, конечно, надо. – Девушка заволновалась, беспокойно зашагала по комнате. – А вдруг эта женщина действительно знает меня?..

Вечер прошел спокойно. Разговаривали мало. Игорь часто открывал телефон, смотрел, не пропустил ли он звонок, но никто не звонил. Виталий Семенович сидел в кресле перед телевизором. Показывали какой – то боевик, и он делал вид, что увлечен фильмом. Но было ясно, что мужчина о чем-то беспрестанно думает. Настя, посидев недолго на диване, ушла в свою комнату. Минут через пять вернулась и неожиданно сказала:

— Я помню девочку, ее звали Соня. Мы с ней ходили в один детский сад. Она меня всегда обижала.

— Видишь, ты уже начала кое – что вспоминать, — обрадовался Игорь. – Я уверен, что память вернется к тебе. Все будет хорошо.

С экрана телевизора вдруг раздался визг тормозов и грохот опрокидывающейся машины. Настя закричала и бросилась к парню, крепко схватив его за руку. В ее глазах застыли ужас и страх.

В это время телефон Игоря зазвонил. Мужчина медленно поднял трубку.

— Слушаю… – Его голос чуть дрогнул, было видно, что он очень волнуется. – Да, это я просил вас позвонить.

Потом Игорь долго, лишь изредка кивая, выслушивал собеседника. Наконец, протянул телефон Насте.

— Звонит та женщина, которая… возможно, ищет тебя. Она говорит, что узнает тебя по голосу.

Настя выхватила из рук парня телефон, но тут же отдала обратно.

— Что я ей скажу? Я же ничего не знаю о себе.

— Это она!!! Настя! Доченька, я слышу, что это ты! – женщина на другом конце провода уже не говорила, а кричала. Ее слова слышали все, кто находился в комнате.

Настя, побледневшая, тяжело дыша, медленно отступала в угол.

— Мама, я знаю, это мама, — чуть слышно шептала девушка.

Надежду Васильевну, предполагаемую маму Насти, встречали на следующее утро. Народу на вокзале было много, все куда – то спешили, толкались и громко разговаривали. Виталий Семенович молчал, Игорь, наоборот, все время что-то рассказывал, пытаясь отвлечь девушку от ее мыслей.

— Вот она! – радостно закричала Настя, когда вышедшие из вагонов пассажиры устремились к переходу. – Мама! Я здесь!

Встреча матери с дочерью была бурной. Сначала они долго стояли, обнявшись, потом взахлеб говорили друг другу о своем, наболевшем. Надежда Васильевна сбивчиво объясняла, как она искала дочь и верила, что найдет. Настя рассказала, как ее в электричке нашел Игорь и привез к себе домой. И что она вспомнила свою маму после телефонного разговора, но больше пока ничего вспомнить не может.

— Ты должна познакомиться с Игорем и его папой. Это очень хорошие люди.

Надежда Васильевна с радостной улыбкой, наконец, повернулась к мужчинам, но, увидев отца Игоря, замерла.

— Виталий, ты? Но… как? Этого не может быть… — женщина стала медленно оседать, но ее подхватили сильные руки Виталия Семеновича.

— Наденька, я предполагал, что это ты. – Мужчина крепко прижал голову женщины к своей груди. – Я догадался об этом, когда в первый раз увидел Настю. Она так похожа на тебя, на ту юную девчушку, которую я никогда не забывал.

Игорь и Настя удивленно смотрели то друг на друга, то на своих родителей. Они ничего не понимали, но одно было ясно: отец парня и Надежда Васильевна были знакомы, причем, знакомы давно.

— Я же всю жизнь думала, что ты погиб. Мне твой однокурсник Павел об этом сказал. А ты вот он, живой. – Женщина пристально смотрела на Виталия Семеновича, словно не верила, что он действительно жив.

— А мне Павел привез от тебя записку. Ты просила никогда не искать тебя, потому что ты ждешь от него ребенка и выходишь за него замуж.

— Ребенка от Павла? Да как он мог! – глаза Надежды блестели, от нахлынувшей ярости она крепко сжала кулаки. – Павел даже на шаг ко мне никогда не приближался. И он знал, что Настя – твоя дочь!

Последние слова женщина почти выкрикнула, но вдруг спохватилась и с беспокойством взглянула на девушку. Настя молчала, и было не понятно, о чем она думает в эту секунду. И вообще, слышала ли последние слова матери?

— Я все вспомнила, — вдруг спокойно сказала она. – Я шла с работы через парк. Эти два подонка ехали следом на машине. Они предложил прокатиться с ними. Я отказалась. Тогда они остановились, силой затолкали меня в машину и повезли за город. Я сопротивлялась всю дорогу. Они смеялись. В какой-то момент я ухватилась за руль и крутанула его. Машина полетела куда-то вниз. Я не знаю, сколько раз она перевернулась. Парни остались там, в овраге… Я еле выбралась на дорогу. Потом какая-то женщина довезла меня до вокзала. На путях стояла электричка. Я села в нее и поехала. Теперь… теперь у меня есть папа и брат.

Виталий Семенович, не скрывая счастливых слез, обнял всех.

— Милые вы мои, — тихо сказал он. — Это ж надо – сын и дочь! И Надежда. Конечно, время вспять не повернуть, но теперь-то я никого не потеряю.

Мимо пронесся товарный поезд. Погудев на прощание, он скрылся за поворотом.

Валентина Отт

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

About Author

About Author:

Leave A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo